Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Детсад нестрогого режима.

Какое время было, блин!
Какие люди были, что ты!
О них не сложено былин,
Зато остались анекдоты.

Сотрудники одного большого ленинградского технического НИИ, где работают мои друзья, выезжают на картошку.
На обратном пути автобус останавливается. Поломка. Всех просят выйти из автобуса.
В толпе стоят два завлаба, серьезные уважаемые люди, разглядывают струйку непонятно чего, которая вытекает прямо из автобуса.
- Бензин, - говорит первый.
- Нет, не бензин, - отвечает второй.
- Щас проверим, - решает первый.
Зажигает спичку и бросает прямо в непонятную жидкость. Жидкость загорается, огонь подбирается к автобусу,
автобус вспыхивает.
Серьезный научный спор заканчивается победой первого завлаба. К счастью - без жертв. Но и без автобуса.

Потом, естественно, милиция, вопросы, допросы. Сотрудники стоят на своем:
- Не знаем мы ваших делов, загорелся и все тут.
Ничего не выяснив, милиция отступает. Официальная версия: автобус закончил свою нелегкую жизнь - самоубийством.

Почему-то, мне кажется, эта история хорошо понятна тем, кто жил тогда, и совсем непонятна тем, кто тогда не жил.
И таких историй мог бы вспомнить каждый. И посмеяться. И немного взгрустнуть.
Хотя, вот вроде бы - о чем тут грустить?

И да.
Строчки сверху - Игоря Иртеньева.
Collapse )

Из жизни младшего научного сотрудника.

Торфяной институт, куда меня в 1976 году распределили после физмеха, был настоящей школой жизни.
Я узнала, что кроме работы, отдыха и безделья, существует еще один вид человеческой деятельности - работа никому не нужная.
Наша лаборатория занималась, по преимуществу, предсказанием погоды.
Снимали показания с метеостанций и затем огромное количество цифирек складывали вручную, получая среднеарифметическое значение температуры
на данном километре в данное время.

Когда к нам привезли невиданный еще предмет - вычислительную машину размером с холодильник, и я, быстренько разобравшись, предложила начальнику
хотя бы вводить в  нее цифирьки, чтобы не считать вручную, начальник произнес историческую фразу: "A чем я своих работников занимать буду?"
На этом о преимуществах советской системы - всё.
Collapse )

А как же гоголь-моголь?

Жена моего дяди, любимая израильская тетушка, - очень своеобразный человек.
Свое семидесятипятилетие она отпраздновала полетом на воздушном шаре.
Дети спросили: чего тебе, мама, хотелось бы, о чем ты, мама, мечтала? Ну она и ответила: мечтаю, мол, на воздушном шаре.
Причем, ни один из ее троих детей с ней не полетел, побоялись. Сейчас она уже из квартиры не выходит, но внутренне мало изменилась.

Она отнюдь не веселая оптимистичная старушка, скорее, циник с мрачным юмором. Всю жизнь была врачом, мне кажется, это добавляет.
Как и детство, проведенное у родственников, при арестованной маме.

Она часто рассказывает истории, и они на меня производят странное действие. Первым делом мне хочется поперхнуться.
Вчера рассказала семейный, так сказать, анекдот.

Ее двоюродная сестренка в войну эвакуируется с бабушкой. Едут в поезде, и бабушка утешает маленькую девочку:
мол, приедут и сделают ей гоголь-моголь. A тут бомбежка, все выпрыгивают из поезда и бегут прятаться.
Девочка на бегу кричит бабушке:
- Вот уже и умирать пора, а как же гоголь-моголь?

Тетушка говорит: этот гоголь-моголь потом был у них семейной шуткой.

Вот такие истории рассказывает моя тетушка. И странно улыбается, глядя на мое ошарашенное лицо.

Из жизни лопухов.

Поезд от Тель-Авива до Кфар-Сабы очень симпатичный. Обычно, в вагоне есть маленький туалет, но в этом был туалет для инвалидов,
площадью напоминающий тронный зал, a устройством - космическую ракету.
Первым делом я освоила технику открывания и закрывания дверей, не хотелось, чтоб меня увидели на троне. И остаться запертой тоже не хотелось.
Разобралась.
А вот со сливом воды возникли трудности. Ничего похожего на ступеньку, панель, рычаг - не было.
Была только красненькая кнопочка справа от унитаза и я на нее нажала. Таки зря. Потому что это оказался сигнал тревоги.
Не знаю, как в других вагонах, но в нашем - звук был оглушительным.

- Ничего себе, сходила пописать, - подумала я и рванула к выходу.
У выхода столкнулась с охранником. Первое, что бросилось в глаза, это его автомат. Нo ничего страшного не случилось.
Обменявшись беседерами мы с вооруженным охранником мирно разошлись
При этом сигнал тревоги продолжал звучать, однако пассажиры в вагоне не oбращали на него внимания.

Такой народ непобедим, подумала я и еще подумала, что в вагоне охранника не видела и, вообще, в поезде их не видела, откуда он выскочил, не знаю,
но хорошо, что он умеет быстро выскакивать.
Ведь не каждый поднимет тревогу, потому что не может спустить воду в унитазе. Бывают неприятности и похуже.

Ну и насчет слива, надеюсь, что он сработал по открыванию двери.
Есть и такая система. Обнаружила я ее тоже в муках, но это уже другая история.

Как я была доминирующей личностью.

В детском сообществе говорили о том, как заставить детей слушаться без крика. Комментаторы, как обычно, свернули на любовь и ласку.
Ох уж мне эти нынешние всеобъемлющие любовь и ласка. Но это, конечно, отдельная тема.

Я думаю, если человек знает, что его слушаются - его слушаются. Это работает и с детьми и с собаками и со многими взрослыми.
У меня это получилось только один раз. Во время давнего отдыха в Египте, где вокруг нас с улыбками могло крутиться несколько человек обслуги,
а кофе никто из них так и не приносил, у меня вдруг прорезался убежденный в своей правоте и беспрекословном послушании командный голос.
Это был там единственный способ получить свой кофе.

A на обратном пути, в поезде из Москвы, мне нужно было в туалет. Поезд только что отошел и я решила, что туалеты заперты.
Египетским командным голосом я приказала проводнику открыть туалет. Он немедленно пошел открывать.
Это была именно реакция на командный голос, если бы он успел задуматься, понял бы, туалеты открыты и просьба моя странна.
Но это была не просьба. Это был приказ.
Когда он открыл своим ключом туалет, мы увидели, что на унитазе сидит мужчина. Как мы все трое удивились, вы можете себе представить.

Командный голос у меня после этого облома исчез навсегда. А жаль. С внучками он бы мне очень пригодился.
Кстати, в состоянии доминирующей личности говорила я тихо, в отличие от... но не будем о грустном.

Жалобно-оптимистичеcкое.

Первый раз в Израиле, в самом начале девяностых, кроме всем известных удивлений, удивило с какой частотой ко мне клеились мужчины.
Нет, я не была обижена мужским вниманием, но в Питере оно не проявлялось на улице.
Так заметно оно было только в Сухуми, где я по глупости отдыхала без мужа. Правда, в Сухуми на отказ обижались и даже грубили,
израильские же мужчины были вежливы и улыбчивы, за кого бы они меня не принимали.

Светка собиралась репатриироваться и я поделилась с ней удивлением, вроде брюнетка под сорок среди южных брюнетов не должна пользоваться таким вниманием.
Тем более, если она на это внимание не напрашивалась ни одеждой, ни выражением лица. Светка обещала разобраться. Первое ее письмо я помню хорошо:
- да, Галя, в Израиле клеятся и к брюнеткам и к блондинкам, клеились бы и к лысым, если бы они тут встречались.

Второе мое открытие было сделано опять с помощью Светки. Я написала ей письмо, жалуясь на холод и завидуя её теплому климату. Получила ответ:
- да, мне хорошо и тепло, потому что я сплю в вязаной шапочке.
Письмо, как вы понимаете, было написано ею в январе.

Я пишу этот пост, сидя в своей израильской квартире, в которой сейчас холодно, и ко мне уже не клеится никто, кроме
водителей маршруток, но израильтянки знают, насколько это не в счет.

Правда, я могу закрыть дверь на балкон, где у этой сволочи два туалета и включить кондиционер на тепло. Но я очень люблю свежий воздух, пусть даже и холодный
и очень не люблю убирать с пола за котом, возмущенным нарушением привычного порядка. Вот только подумываю о валенках.
Самое смешное, что за окном солнце и если я выйду, мне придется раздеваться, а не - наоборот.. К этому я еще никак не могу привыкнуть.

Без политики.

В 99-ом, в одной из поездок в Израиль, когда у Наташки еще не было машины, едем мы с ней в автобусе, болтаем, но меня все сильнее и сильнее тошнит. Укачало. Дочке я ничего не говорю, чтобы не портить беседу, а она ничего не замечает.

Мы выходим из автобуса и Наташка показывает мне, висящий на заборе автобусной станции, большой портрет Эхуда Барака.
- Вот, - говорит она, - наш будущий премьер,  неприятное лицо, правда?
И тут я отбегаю к ближайшему баку и меня,  звиняйте,  выворачивает наизнанку.
Наташка удивленно восклицает:
- Что?!  Настолько?!

Я уже и сама живу в Израиле. Эхуд Барак  -   министр обороны, часто появляется в телевизоре и в газетах
Но я стараюсь на него не смотреть. На всякий случай. Фима Собак - девушка образованная и читала про условный рефлекс.

Дыбр, он и в Африке дыбр.

Жара в Израиле - агиц ин паровоз.

Aгиц ин паровоз переводится, как жар в паровозе, - примерно та же невидаль, что и наша жара, как по обыденности явления, так и по температуре.

Читаю заголовок "Медведев попытался утащить туристку из палатки"

Жаль, ошиблась. А какая была бы новость.
http://travel.mail.ru/?mailru&nid=59990

Общение.

Я иду по коридору новой работы, где никого не знаю.
Навстречу бежит женщина, останавливается возле меня и говорит:
- Ты представляешь? Он позвонил!
И бежит дальше.
Это было короткое, но полноценное общение. Просто из души в душу.
Мы могли и обняться.

Стою на углу, жду маршрутку. Довольно долго стою. Одна.
Подходит женщина:
- не жди, не придет.
Я, испуганно:
- как не придет, почему?
Женщина грустно отвечает:
- они никогда не приходят.
Я не стала говорить, что жду маршрутку, наверно так ей было легче.

Иду днем по пустой улице. Навстречу мужчина. Поравнявшись со мной
спрашивает требовательно:
- Ну? И чего ты добилась?
Я останавливаюсь, не зная, что сказать.
Мужчина идет дальше и я вижу, что он разговаривает по мобильнику.
И хорошо. Потому что ответа на этот вопрос я так и не нашла.

Позитив c утра. Ибо нефиг.


Картинка не стырена, а вовсе даже наша. Это мы на специальном поезде подъехали слона кормить. Слон, если на него смотреть сверху, такой трогательный, правда? Глядит, как мой кот, когда я ему еду в миску накладываю.

Cафари Рамат Ган (если кто не знает) - любимое место меня и внучек. Они только, кажется, больше радуются мороженому. Хотя мороженое у них часто, а слоны нет. И львы и гиппопотамы и носороги и гориллы с орангутанами.